Статьи

 

А.И. Дьяков, Е.В. Скворецкая

Сибирский университет потребительской кооперации

НГПУ,  Институт филологии, массовой информации и психологии

 

Дьяков А.И., Скворецкая Е.В. Суффикс -инг завоевывает свои позиции в русском словообразовании // Сибирский филологический журнал. Новосибирск. 2013. №4. С. 180 – 186.  

Суффикс –инг завоевывает свои позиции в русском словообразовании

 

 

Аннотация:  В статье описываются случаи усиливающегося окказионального использование английского суффикса –ing  в русском словообразовании. Суффикс, актуализирующий наблюдаемую процессность, по сравнению с языком-источником, расширяет свое словообразовательное поле: в качестве производящих выступают и собственные имена (Сталинг), и конкретные существительные (сарделинги), и словосочетания (метробабка-дуринг). 

   The article describes cases of increasing occasional use of the English suffix –ing in Russian word-building. The suffix which foregrounds process-related seme, in comparison with the source language expands its word-building field: the derived words with this suffix can be formed from proper names (Staling), concrete nouns (sardeling) and from phrases (metrobabka-dooring).

   Ключевые слова: суффикс –инг, англицизмы, словообразование, членимость, производящая основа, словотворчество.

   suffix –ing, Anglicisms, word-formation, dividedness, deriving stem, word-creation.

УДК: 811.1’373.6

   

 

   Русский морфемарий содержит немалое количество суффиксов иноязычного происхождения, например, суффикс -дром появился в начале ХХ века в связи с локативными заимствованиями типа ипподром, танкодром, аэродром. Затем, по мере усиления членимости основ заимствованных слов, суффикс стал «работать» самостоятельно, образуя русские слова (ракетодром).  По наблюдениям Г.В.Беляковой, таким же образом, пройдя постепенный путь морфемизации иностранных заимствований, появились в русском языке суффиксы -тек(а), -арий и другие [Белякова, 2007, с. 129]

   Суффикс -ист также является заимствованной словообразовательной морфемой. И.А. Вотякова отмечает, что речь не идет о прямом заимствовании, а долговременном процессе морфемизации иностранного структурного элемента, который появился в языке благодаря употреблению в нем целой группы заимствованных слов, обладающих потенциальной возможностью членимости, что впоследствии привело к формированию целого словообразовательного типа. Автор отмечает, что увеличение количества заимствованных слов на -ист происходит в XVIII веке, а к началу XIX века суффикс начинает выделяться в качестве самостоятельного словообразовательного элемента, который и сейчас характеризуется как регулярный (пофигист) [Вотякова, 2005,  с. 141].

   Таким образом, заимствование иностранного суффикса не происходит напрямую из языка-источника, этому процессу предшествует продолжительное функционирование заимствованных слов, включающих тот или иной словообразовательный элемент, в принимающем языке. Затем степень членимости заимствованной единицы увеличивается, а морфема начинает участвовать в строительстве новых слов в языке-рецепторе.

В окказиональном словотворчестве последних десятилетий наблюдается частотное использование английских морфем, что может рассматриваться как стилистический прием, пополняющий набор экспрессивных средств русского языка.

Так, английский суффикс –er, имеющий значение прибора (блендер, миксер, электрошокер, шейкер, грейдер и др.), и лица, занимающегося какой-либо деятельностью (свингер, рокер, байкер, рейвер и др.), входя в состав многочисленных заимствований из английского языка,  также участвует в окказиональном словообразовании: плюеры (плевать), колбасеры (колбаситься), скамейкеры (тусуется на скамейках с байкерами), улучшайзеры настроения (алкогольные напитки), зрибберы (зрители флэшмоба), дрочеры (несостоявшиеся люди), синчеры (синий алкоголик), дачеры (дача), шуберы (шуба - упаковка для музыкального альбома),  сосипатор (сосать), трюкеры (трюк) и т.д.  

«Крышелазинг - хорошая конкуренция электричкерам, подъезд - дринкерам, двор - сонг-сингерамклабберам и кафэситтерам».

   Отметим структурное разнообразие словообразовательно исходной базы в русском языке – новые слова мотивируются существительными (шуберы), фразеологизмами (пофигиствсе пофигу), словосочетаниями (крышелазинглазить по крышам), а также участие асемантических прокладок (интерфиксов) (сосипатор).

В русском языке используются более 30 англицизмов с префиксом овер- : овербенд, овербукинг, овердрайвер, овердрафт, оверквотинг, оверклокер, оверлоадинг, оверлорд, овернайт, овертайм, оверфиттинг и др. Логично предположить, что частотность употребления приведет в дальнейшем к тому, что префикс будет вычленяться русскоговорящими людьми в качестве самостоятельного строительного материала со значением избыточности и получит независимость в создании новых слов. Нами встречены несколько примеров окказионального словообразования с этим аффиксом: " Ты просто овердуб, до тебя все поздно доходит!" (РР). "Анон, ты как всегда оверкрут, спасибо" (РР).  "Эта водка - овердрянь полная! (РР). Приставка встречается в номинациях русскоговорящих компаний: "Овер-Принт", "Овершанс", "Оверстар"и др.

Подобным  образом в русском языке адаптирована английская морфема мент (импичмент, менеджмент, рекрутмент, харасмент, индоссамент). О словообразовательной активности данной английской морфемы говорить пока не приходится, но убирать ее с периферии русских словообразовательных средств, как нам кажется, не следует, так как ряд заимствований с этой морфемой далеко не полон, число таких слов, возможно, будет увеличиваться, и существует вероятность создания русского слова с данной морфемой.

     В молодежном сленге встречается лексема "дрожемент", имплицирующая состояние крайнего напряжения и страха: "У меня всегда дрожемент в ногах, когда копы подходят"

Авторское словообразование – процесс непредсказуемый, поэтому появление русских слов типа блинмент (выпечка блинов) или тормозмент (застопоривание принятия решения) вполне возможно.

Редко участвует в русском словообразовании английский аффикс -tion (-шн), в основном, для создания юмористического эффекта: "Пойдем на тусейшн!",  "Мне нужен похмелейшн" и др. Среди подростков в устной речи наблюдается использование этого английского суффикса:  "Да, полнейшн ужасейшн!" Это предложение грамматически неправильно, а созданные слова окказиональны, но они свидетельствуют об относительной самостоятельности используемой морфемы в сознании говорящего.

Такое остроумное словосочинительство составляет часть общей игры со словом. Переосмысление частей слов или аффиксов происходит через окказиональное обыгрывание их внутренней формы. При этом авторами создается новая вымышленная реалия.

В русском языке иногда создаются псевдоанглицизмы из английских морфем (корневых и аффиксальных): «О, майгодбл, какая курточка!». Майгодбл (My God О, Боже + -able усеченный суффикс прилагательных). Майгодбл - пример создания «русского» слова из английского морфемного материала при помощи способа слияния с суффиксацией.

   Но самым значительным по количеству созданных русских окказионализмов является пласт инговых дериватов.

В конце XX – начале XXI веков заметным явлением в области заимствования из английского языка стала активизировавшаяся самостоятельность английского аффикса -инг, что связано с большим количеством заимствований с этой морфемой. Если в 90-х годах прошлого века Сешан Шермила в своей работе утверждает, что данная морфема не вычленяется в качестве самостоятельной словообразовательной единицы в связи с нечленимостью заимствований на –инг [Сешан, 1996, с. 46], то стремительный и динамичный процесс импорта англицизмов в русский язык за два последний десятилетия заставляет решительно сомневаться в этом утверждении. Автор ошибочно считает, что новые слова на –инг не образуются на русской почве. Эту особенность, по мнению ученого, можно связать с тем, что в русском языке слова на –инг, как правило, усваиваются целиком, тем самым словообразовательная  роль суффикса ослабляется, если и вовсе не уничтожается [Сешан, 1996, с. 47]. По мнению Ш.Сешан,  в русском языке соответствующие слова на -инг усваиваются целиком, из конкретного контекста, а не с помощью прототипической модели: глагол  - существительное/причастие на –инг. Именно поэтому сам суффикс –инг оказывается непродуктивным на русской почве, а мотивирующая сила глагола совсем не ощущается. Мотивирующим в этом случае становится контекст [Сешан, 1996, с. 49].

   Такого же мнения придерживался О. П.Сологуб, отмечая, что на русской почве этот отрезок (-инг) еще не сформировался как полноценный суффикс, так как слова, в которых он выделяется, лишены словообразовательной структуры; в русском языке отсутствует производящая основа, на базе которой образовано данное слово, что является необходимым условием становления структурного элемента как самостоятельной морфемы. "Словообразовательный аффикс сам по себе не может быть вычленен из заимствованных слов, - пишет О.П. Сологуб, - если в нем не вычленена образующая основа, не только формально, но и семантически. Для активизации чуждого аффикса необходимо, чтобы на новую почву заимствующего языка были перенесены не изолированные слова, а производные вместе с производящими, что составляет основу для проявления словообразовательной модели" [Сологуб,  2002, с. 131].

Из собранных нами англицизмов (более 12 600 единиц) англицизмы на –инг самые многочисленные по суффиксальному признаку – более 1500 единиц.

Это давно известные слова из обиходно-бытовой сферы (шугаринг, фейслифтинг, тримминг, петтинг и другие); музыкальные термины (шугейзинг, битбоксинг, скримминг, мастеринг); спортивные термины (прессинг, сноурафтинг, читинг, фридайвинг, стритрейсинг); наименования правонарушений (фишинг, киберсквотинг, шоплифтинг); экономические термины (франчайзинг, мерчендайзинг, реформинг, слябинг, скорчинг, фандрайзинг); научные термины (инбридинг, кроссбридинг, крэмминг, сайленсинг, сплайсинг); компьютерные термины (апгрейдинг, блоггинг, копирайтинг, рефакторинг, эгосерфинг) и другие.

Импорт инговых дериватов в русский язык продолжается. В последние годы в русских магазинах появились отделы скрапбукинга (англ. scrap booking составление альбомов из вырезок), где продаются принадлежности для оформления семейных альбомов по американскому образцу. Появление нового вида дизайнерской деятельности в русском обществе повлекло за собой использование экзотических англицизмов на -инг, ранее неизвестных русскоговорящему человеку: дистрессинг (состаривание материала), кардмейкинг (изготовление открыток), фелтинг (изготовление изделий из фойлока), нанофелтинг, штампинг (использование штампов и трафаретов), эмбосинг (метод теснения). Приживутся ли они в русском узусе, покажет время, но стремительность и массовость проникновения инговых слов в русский язык очевидна.

В английском языке инговые единицы выступают в качестве отглагольных существительных (Swimming is my favorite kind of sport – «Плавание – мой любимый вид спорта»), действительного причастия (He is swimming now -  досл. «Он есть плавающий сейчас») и герундия (I like swimming – «Мне нравится плавать»).

   В технической терминосистеме английского языка отглагольные производные термины на  -ing  могут обозначать процесс действия (touring – «буксировка»), состояние как результат определенных процессов (packing  -«упакование»;  «упаковка»),   орудия действия, а в ряде случаев – предметы различного назначения и отвлеченные понятия (coupling – «муфта», bearing – «подшипник»), где субстантивные термины с суффиксом –ing утратили значение действия и приобрели конкретное значение [Дорохова, 2009, 45].

    Анализируя значение английской словообразовательной модели «глагол + ing», О.Д. Мешков выделяет несколько значений: процесс действия (chattering-quick talking «болтовня»), собирательное значение (unbecoming «неподходящее»), однократное действие (bombing  «бомбежка»), результат действия (saving «сбережение»), инструмент действия (sapling «саженец»), значение эмоционального состояния (craving «выпрашивание», «мольба») [Мешков, 1976, с. 219].

   Среди недавних заимствований из английского языка имеются такие, для которых мотивирующей основой явились не глаголы, а существительные, но суффикс –ing придал этим субстантивам процессуальную семантику «выполнение действия, имитирующего объект, называемый производящей основой».

   Так, среди молодых пользователей социальных сетей определенной популярностью пользуются фотографии, изображающие людей в позе чайника (типотинг teapotting – teapot «чайник»), совы (оулинг owling – owl «сова»), летучей мыши (бэтменинг Batmaning – batman «человек-летучая мышь»), расчлененного человека, когда один из фотографирующихся изображает туловище без головы, а другой – голову без туловища (хорсменинг horsemaning – horse mane «грива лошади»), в позе плоской доски (планкинг planking – «дощатый настил»). Во всех вышеперечисленных словах производящей основой являются существительные, получившие семантику процессуальности со значением тождества, подобия в связи с присоединением суффикса -ing.

   Подавляющая часть заимствований на –инг в русском языке – субстантивы, хотя можно обнаружить некоторый параллелизм в окказиональных образованиях с английским герундием (Я люблю дуракавалякинг) и действительным причастием ( - Что делаешь? – Курсовую пишинг).

   Одним из аргументов в пользу отнесения суффикса –инг к относительно продуктивной заимствованной морфеме русского языка является его лексикографическая зафиксированность. В электронном словаре находим следующую дефиницию:  -инг - словообразовательная единица, выделяющаяся в имени существительном мужского рода, которое обозначает действие по глаголу, названному мотивирующим словом (тре́нинг) [Электронный ресурс: http://www.rulib.info/word/-ing.html].    Частотность появления русских слов с данной морфемой в СМИ также говорит в пользу того, что мы имеем дело с новым словообразовательным материалом.

   «Вас ждет дуракавалякинг, прыгинг, балетинг…» -  из рекламы нового фильма  (ОРТ. 22.11.2012). Русскоязычный человек, осознавая значение русской корневой морфемы и зная из опыта изучения английского языка или анализа многочисленных англицизмов с этой морфемой о процессуальной семе инговой морфемы, легко догадывается о значении слова, несущего явную юмористически-сатирическую окраску.

Если проанализировать семантику заимствований на -инг, которых в русском языке большое множество (дансинг, кемпинг, дриблинг, дайвинг, стайлинг, тьюнинг, лифтинг, шугаринг, шугейзинг и др.), то можно заметить, что в английском языке большая часть этих лексем образована от глаголов. В русском языке налицо достаточно регулярный сдвиг в значении подобных слов на -инг, образованных на русской почве, по сравнению с английскими словами-прототипами, так как многие из них образованы от русских существительных, то есть они как бы поручают иноязычному суффиксу обозначать процессуальную континуальность.

В авторском словотворчестве таких примеров много, например, пластмассерные  блюдинги (блюдо), сарделинги (сарделька).

Во флэшмобе популярным является слово фаршинг - производное от обрусевшего слова "фарш", номинирующее явление, когда все участники делают то, что в обычной жизни не сделали бы (обливаются кетчупом, танцуют балет в женских колготках и т.д.), то есть тоже обозначает опредмеченное континуальное действие.

 Музыкантом Сергеем Мавриным изобретен способ игры на гитаре, называемый маврингом. Путешествие на внедорожнике группой во время выходных номинируется уазингом. (Из рекламы  "Уазинг выходного дня").

Слово "путинг", которое осенью 2007 года вошло в обиход как обозначение предвыборных акций сторонников тогдашнего президента Владимира Путина,  является комбинацией корневой морфемы "пут" (сокращенная форма от Путин) и английского аффикса -инг, при помощи импозиции (наложения) "ин" из фамилии и суффикса достигается юмористический эффект: "Путинг предупреждает о расколе по религиозному признаку"

"Собачинг"  и "крысинг" номинируют соответственно "отстрел бездомных собак" и "охоту на крыс с пневматическим оружием" и известны в кругах людей, занимающихся этим в качестве хобби.

 В качестве аргумента против непродуктивности английской аффиксальной морфемы –инг и невозможности выделить его в качестве самостоятельного словообразовательного элемента в русском языке может служить тот факт, что во всех вышеуказанных словах этот суффикс получает одинаковое графическое и фонетическое оформление, то есть отождествляется словообразовательно с другими словами той же группы. То есть речь идет о членимых, но непроизводных в русском языке словах (типа русских говядина, смородина, брусника).

 Кроме того, в произведении английского писателя Энтони Берджесса «Заводной апельсин» с целью воссоздания русского молодежного сленга автор английскими буквами пишет русский глагол, добавляя к нему английский суффикс: начали govoriting (говорение), перестали plevating (плевание), mordobiting (мордобитие) и др.

В.П. Григорьев в своем докладе «Светлое будущее «инговых форм» в русском поэтическом языке», отмечает, что английская морфема более экономна по сравнению с соответствующими русскими суффиксами:

        «Порой докучают своей длиной суффиксы -ание и -ение (да еще нередко и с -ова- и ыва-/-ива-). В нашей Игре это дает -ингу значимый гандикап. Хотя слоговая экономия как довод сама по себе слабовата, ср. раздербанинг рядом с многосложным раздербаниванием у Максима Соколова»[Григорьев, электронный ресурс: http://www.vavilon.ru/textonly/issue13/grigoriev.html8].
        Далее автор приводит примеры возможных отглагольных образований типа мыслинг, штопинг, всхлипинг, засекретинг / засекречинг, намеринг, возбуждинг, обдиринг, облаинг, объегоринг, охаинг, подбрасинг / подбросинг, поливинг, здравоохранинг, столпотворинг и др., допуская вероятность возникновения инговых дериватов от имен известных людей. По мнению автора, этим номинациям (Ленинг, Сталинг, Рогозинг, Шандыбинг, Митрофанинг, Михалковинг, Фоменкинг) суффикс –инг мог бы придать более яркие коннотации. Многие из перечисленных выше потенциальных слов могут вызвать у читателя/слушателя отторжение из-за своей искусственности.  Когда подобное слово придумывается в непринужденной разговорной обстановке, то воспринимается как нечто игривое, веселое, естественное. Слова-монстры типа намеринг, здравоохраннинг вряд ли смогут прижиться, заменив существующие намерение, здравоохрание.

Ученый приводит в своем докладе примеры уже существующих номинаций в словотворчестве отдельных литераторов: вининг (пьянка), водопадинг (преодоление водопадов), позоринг  и писсинг, шастинг (бесцельное брожение по улицам в студенческом жаргоне),  празднинг (организация праздников) и т.п.

   Образование инговых форм не является принадлежностью только окказионального словотворчества, есть примеры в бизнес-среде, когда такие шутливые номинации иногда вполне серьезно используются профессионалами. Так, слово «откатинг» (калька с англ. cut  – разрезать, делить, распределять) номинирует инструмент распределения финансовых потоков предприятия/организации, который позволяет снизить риски и повысить эффективность лоббируемых решений. Например: «Как говорят гуру в области корпоративного управления, «откаттинг – это волшебный ключ ко всем дверям».

 Юмористическая номинация «бизнес-дрочинг» (запуск молодого сотрудника по кругу бессмысленных и бесцельных поручений) используется в речи менеджеров и предпринимателей.

    В спорте функционируют «русские» инговые номинации: промальпинизминг (промышленный альпинизм), турникинг (дворовая гимнастика) и другие.

В молодежном жаргоне встречаются лексемы с английским суффиксом -инг: зажигайтинг («процесс инициации веселья»), крышинг («тусовка на крышах»), поппинг («верчение задом» - не путать с англицизмом-наименованием танца), трахинг («совершение полового акта») и др. "Хочу трахинг с тобой" (РР).

Популярный вид экстремального молодежного спорта электричинг (выполнение трюков на движущихся составах) привел к жизни большое количество терминов на –инг, как англицизмов (руфрайдинг – поездка на крыше вагона), так и русских словообразований: бэксайд зацепинг, фронтсайд зацепинг, андервагон зацепинг, межвагон зацепинг,   биткомтрейнсерфинг, зацеп стопкраннинг, андертрейн залегайтинг, дрезина райдинг и др.

   Имеется разновидность электричингаандерграунд электричинг (underground «подземный») или метрошинг (электричинг в метро) со своей терминосистемой, включающей англицизмы (энтер-ту-эксит волкинг, версус эскалатор волкинг)  и русские инговые номинации: турникет лазинг, андертурникет склизинг, метробабка дуринг, турникет обходинг, поручень райдинг, толкучинг, эскалатор кувыркайтинг и др.

  Номинации являются терминами в среде тех, кто занимается этим регулярно, зарабатывая очки и  деньги.

   Необходимо отметить случаи омонимии, когда существует два графически эквивалентных слова на -инг с разными лексическими значениями: лизинг (англ. leasing – to lease сдавать в наем) – экономический термин, обозначающий вид долгосрочной аренды, и лизинг – русское слово, образованное от русского глагола «лизать» и английского аффикса «ing», обозначающее процесс подлизывания к начальству, акт подхалимажа. «Она не работает, а только лизингом занимается!»

   Таким образом, непродуктивный в конце ХХ века английский суффикс –ing в начале XXI века благодаря СМИ и Интернету активизировал свою словообразовательную активность, потенциально превратившись в полноценную «русскую» словообразовательную морфему.

Этот суффикс, актуализирующий наблюдаемую процессность, по сравнению с языком-источником, расширяет свое словообразовательное поле: в качестве производящих выступают и собственные имена (Сталинг), и конкретные существительные (сарделинги), и словосочетания (метробабка-дуринг).  Возможность становления суффикса -инг нормативным строительным материалом русского словообразования покажет время.

 

 

Литература

 

   Белякова Г.В. Словообразовательная категория суффиксальных локативных существительных в современном русском языке. Издательский дом «Астраханский университет» 2007. С 129 -131.

   Вотякова И.А. Особенности существительных на –ист (-ista) в русском и испанском языках (на материале словарей). Вестник удмурдского университета. Филологические науки. 2005. №5(2). С. 141.

   Григорьев В.П. Светлое будущее «инговых форм» в русском поэтическом языке. Электронный ресурс: http://www.vavilon.ru/textonly/issue13/grigoriev.html (дата обращения: 13.03.2013).

   Дорохова Н.И., Тогунов Б.М. Структурно-семантическая характеристика продуктивных суффиксальных образований научно-технических терминов в современном английском языке в сопоставлении с русским (на материале современного англо-русского морского технического словаря.  Вестник Дагестанского научного центра. 2009. № 35. С. 44 – 49.

   Мешков О.Д. Словообразование в современном английском языке, Москва,1976, 219

   Сешан Ш. Существительные на –инг – символ американской языковой экспансии? Русская речь. М. 1996. №3. С. 46-49.

   Сологуб О.П. Усвоение иноязычных структурных элементов в русском языке. Наука. Университет. 2001. Материалы Третьей научной конференции. – Новосибирск, 2002. С. 130 – 134.

   Толковый словарь. Электронный ресурс: http://www.rulib.info/word/-ing.html (дата обращения: 13.03.2013).

 

 

 

КАЛЬКИ – ЛАТЕНТНЫЕ АНГЛИЦИЗМЫ

Дьяков А.И. Кальки – латентные англицизмы. European Social Science Journal/ Европейский журнал социальных наук. Москва-Рига:  2014. 4(43) т.2. С. 212 – 217. 

Аннотация

Кальки – латентные англицизмы являются частью процесса интенсивного заимствования русским языком иноязычной лексики. Калькирование может происходить на нескольких уровнях: графемы, морфемы, слова, словосочетания и предложения. В статье рассматриваются также семантические и синтаксические кальки, приводятся примеры полукалек. Такие латентные англицизмы заполняют лакуны, восполняя отсутствие в лексической системе русского языка слова или синлексемы для обозначения того или иного понятия.

Ключевые слова: заимствование; англицизм; калька; семантическая калька; синтаксическая калька; уровни калькирования

 

TRANSLATION LOAN-WORDS  ARE LATENT ANGLICISMS  

Annotation

Translation loan-words which are considered to be latent Anglicisms are a part of intensive process of borrowing of foreign vocabulary by the Russian language. Loan translation (calquing) can occur on several levels: a level of a grapheme, morpheme, word, word-group and a sentence. The article also describes semantic and syntactic calques, gives examples of half-calques. Such latent Aglicisms fill the lacunas, helping out to compensate the absence  of words or lexical items  to denote this or that notion.

Key words: borrowing; Anglicism; calque; semantic calques; syntactic calques; levels of calquing

     «Это не моя чашка чая!» - сказал один из гостей в студии телеканала «Дождь» в программе от 2 февраля 2014 года. Гости и зрители по отрицательной конструкции догадались, что речь идет о том, что обсуждаемая позиция не близка говорящему. Но откуда появилась «чашка чая»? Дело в том, что это дословный перевод известной английской идиомы «It’s not my cup of tea», которая употребляется в языке-источнике в значениях: «это не в моем духе», «мне это не нравится». Гость студии, по-видимому, проживавший определенное время в англоговорящей стране и желающий подчеркнуть свою косвенную принадлежность к ее культуре, а также аттестовать себя в глазах окружающих как человека профессионального и сведущего (знание английского языка престижно в современном мире), употребил кальку английского фразеологизма.  «Чашка чая» из-за распространения знаний английского языка среди русскоговорящего населения часто встречается в российских блогах и чатах: «Любовь — это не моя чашка чая. Я свою выпил в 25 лет и с тех пор занимаюсь только сексом и искусством», «Смотрите ли вы реалити-шоу? Читаете сплетни? Реалити-шоу - это не моя чашка чая. Но я люблю сплетни» и т.п.

Английская идиома «No pain – no gain» - слоган  западных фитнесс-клубов можно найти и в русских тренажерных залах. Дословный перевод на русский язык звучит так: «Нет боли – нет прибыли», а русский фразеологический эквивалент: «Без труда – не вынешь рыбку из пруда». Чтобы показать причастность к западному образу жизни, а следовательно, поднять свою оценку в глазах окружающих, молодые люди употребляют калькированную версию. Статья в Интернете под заголовком «Нет боли – нет прибыли» повествует о проблемах мировой экономики и путях выхода и критической ситуации. (1).

    Калькирование фразеологизмов с сохранением образа, который был в языке источнике, является частой практикой, особенно это касается крылатых фраз и выражений из Библии, произведений греческих и римских мыслителей. Такие идиомы стали интернациональными: «Two heads are better than one» (Одна голова хорошо – две лучше), «The game is not worth the candle» (Игра не стоит свеч), «The dogs bark but the caravan goes» (Собака лает, а караван идет), «All that glitters is not gold» (Не все золото, что блестит), If you run after two hares you will catch neither» (За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь) и др.

    Калькой в языкознании считается "слово или выражение, образованное путем буквального перевода иноязычного слова или выражения" (2). Мы называем кальки "латентными англицизмами", так как человек, не знающий этимологии слова, будет считать его исконно русской лексемой.

   При калькировании перенимается лишь значение иноязычной единицы, её структура с помощью русского языкового материала. Ряд авторов (Г.А. Бортагаев (1972), Л.П. Ефремов (1974), Н.М. Шанский (1987) и др.), рассматривая кальку как передачу внутренней формы одного языка другому, не относят её к категории заимствованных слов. Другие исследователи (И.А. Арнольд (1973), В.В. Иванов (1961), А.Я. Матвеев (1966), И.П. Наркевич (1973) и др.), рассматривающие кальку как заимствование внутренней формы, исходят из структуры слова в языке-источнике.

   Третьи (Ж. Багана, В.Т. Клоков, Е.В. Хапилина и др.) считают, что калькам и заимствованиям характерны некоторые общие черты. (3). Мы относим, вслед за И.А.Арнольдом, кальку к заимствованию, так как семантика слова была "изобретена" в английском языке. Часто копируется и структура исходного слова.

Калькирование может происходить на нескольких уровнях:

а. На уровне графемы. Перенос английского слова в русский язык при помощи транслитерации - пример такого калькирования. Английским буквам находятся соответствия в русском языке: t - т; m - м; l - л, f - ф и т.п.

б. На уровне морфемы. Калькирование на уровне морфемы происходит тогда, когда переносится структура слова, происходит поморфемный перевод.

Приведем пример русского слова "небоскреб", которое представляет собой словообразовательную кальку, воспроизводящую значение и структуру английской номинации «skyscraper» (sky небо + scraper тот, кто скребет). В данном случае слово «небоскреб» возникло в результате поморфемного перевода иноязычного слова с отражением его словообразовательной структуры. Употребляемое в компьютерном сленге слово «междумордие» также является словообразовательной калькой английского термина «interface», где «inter» переводится как «между», а «face» - «лицо».  Русское слово «трудоголик», означающее энтузиаста труда, является поморфемным переводом английской номинации «workaholic» (work «работа» + усеченное слово alcoholic + «алкоголик»).  Придуманный Оруэллом в романе «1984»  термин "newspeak" (new новый +  to speak говорить), номинирующий пропагандистский язык, используется в русском языке в виде поморфемно калькированного слова "новояз".

В компьютерном жаргоне встречаются калькированные номинации программ, например, "Огнелис" - поморфемное калькирование английской номинации "Firefox" (fire огонь + fox лиса). Пренебрежительным словом "Мелкомягкие"  называется фирма "Microsoft" и ее продукция (micro маленький + soft мягкий). Фирма IBM (сокр. от англ. International Business Machines международные деловые машины) получила у хакеров пренебрежительную номинацию "Межделмаш".

   Русское слово "внедорожник"  - переведенное поморфемно английское слово "off-highway vehicle". Калькированию подвергаются и английские глаголы: «перекомпоновать» (перекомпоновать программу)  произошло от английского глагола relink (re -пере + to link связывать, компоновать).

К калькированию на морфемном уровне мы относим калькирование аффиксов -tion,  -ing,  - ment и др.  и замену, субституцию, их на русские: -ция, -jение и др.

в. На уровне слов. Калькирование на этом уровне - нахождение в словаре буквального соответствия английскому слову  в русском языке и употребление его взамен оригинала.

   Слово "мышь" получило в русском языке новое значение благодаря калькированию  английского метафорического значения слова "mouse", обозначающего манипулятор для управления курсором. В русском компьютерном лексиконе употребляется калька с английского слова "volume" - "том" в значении "логический диск или фрагмент архива". Один из фильтров системы "Гугл" номинируется "песочницей" - калькой от английского "SandBox".

 Встречаются кальки на уровне слов в экономической лексике, так, слово "дно" существующее в русском языке в нескольких значениях,  в экономической среде употребляется в значении "самый низкий уровень цены, деловой активности", значение пришло из английского языка, где полисемичное слово "bottom" имело это значение. Английское служебное  слово "about" (около) употребляется в экономической сфере в значении  "возможность отклонения по договору в определенных пределах". В русском экономическом словаре имеется калька "около" в том же значении. Кальками являются и номинации биржевых дилеров: медведи (bears) – «играющие на понижение», быки (bulls) – «играющие на повышение»; под влиянием этих калек в русском биржевом словаре появились овцы (глупые игроки) и свиньи (жадные игроки), а также орел (амер. eagle) - схема выпуска еврооблигаций с привязкой основной суммы к цене золота.

   В области моды широко используются кальки-композиты:  пальто-брюки (англ. pant-coat), пальто-халат (bathrobe-coat) и др.

   Аббревиатура "НЛО" - калька с английского слова UFO (сокр. от Unidentified Flying Object неопознанный летающий объект). Некоторые английские аббревиатуры употребляются в русском языке в транслитерированном виде (НАТО, АСЕАН, ЭКОВАС), другие, по причине неблагозвучия, переводятся, калькируются (ЦРУ - CIA сокр. от Central Intelligence Agency; СОИ - SDI сокр. от Strategic Defence Initiative (Стратегическая оборонная инициатива); АРМ  - AWP  сокр. от automated working place («автоматизированное рабочее место») СПИД  - AIDS сокр. от Acquired Immune Deficiency Syndrome («синдром приобретенного иммунодефицита») и т.п.

Кроме полных калек, в лексике русского языка наблюдаются полукальки - слова, состоящие частью из русского материала, а частью из материала иноязычного слова, которое по словообразовательной структуре так же точно соответствует аналогичным словам языка-источника, из которого идет заимствование. Такие лексемы помещены нами в раздел «Комбинированные англицизмы».

   В эту группу входят также семантические кальки. Семантические кальки – кальки, в которых исконное слово получает новое значение под влиянием иностранного со сходным первичным значением у обоих,  когда одно из лексических значений является заимствованным из другого языка, например, в русском языке давно существует слово "картина" в разных значениях, но значение "кинофильм" оно приобрело под влиянием английского слова "picture", которое это значение имело.
"Овощем" называется в русском языке человек, не умеющий себя обслужить; новое значение русского слова появилось благодаря английскому слову "vegetable" от to vegetate «прозябать», среди значений которого было «прозябающий человек; тот, кто живет растительной жизнью; человек, полностью зависящий от других по болезни».  Слово "вызов" в словосочетании "вызовы нашего времени" - калька с английского слова "challenge", которое имеет значение "сложная задача, проблема". Слово «трахаться» в значении «совокупляться» - калька с английского глагола «to bang».

 г. Калькирование на уровне словосочетания. Кальки этой группы многочисленны. В таких науках, к примеру, как экономическая теория, количество терминов-калек – подавляющее, объясняется тем, что основатели экономической теории – американцы и англичане. Такие устойчивые обороты называются некоторыми исследователями синлексемами (4). Калькирование английских терминологических словосочетаний – процесс закономерный. Такие латентные англицизмы заполняют лакуны, восполняя отсутствие в лексической системе русского языка слова или синлексемы для обозначения того или иного понятия.

      Экономический словарь содержит следующие кальки: бегство капитала (capital flight), валюта, привязанная к доллару (currency pegged to dollar), горячие деньги (hot money), договор перестрахования (reinsurance treaty), золотая квота (gold quota), золотые наручники (golden handcuffs), зона свободной торговли (free trade zone), издержки ухода (quitting costs), валютная корзина (currency basket), кредитный риск (credit risk), неосязаемые активы (non-tangible assets), обратный аукцион (reverse auction), плоская организация (flat organization),  потогонные предприятия (sweat shops), плохие ссуды (bad loans), режим наибольшего благоприятcтвования (most favoured nation treatment),  свободно плавающая валюта (freely floating currency), сертификат качества (quality certificate), таможенный аукцион (customs auction), фрахт "мертвый" (dead freight), политика дорогих денег (dear money policy), ползущая привязка (crawling reg), сестринская компания (sister company) и др.

    Некоторые составные наименования субъектов экономической деятельности тоже являются кальками с английского языка: голубой воротничок (blue-collar worker), черный рыцарь (black knight),  спящий партнер (sleeping partner, silent partner), жирные коты (fat cats) и др.

  Калькированные устойчивые словосочетания (синлексы, синлексемы) употребляются в общественно-политической сфере: мозговой штурм (brainstorm), утечка мозгов (brain drain), челночная дипломатия (англ. shuttle diplomacy), цветной барьер (color bar), молчаливое большинство (silent majority), провалившиеся государства (fail states), избранный президент (elected president), дорожная карта (road map), мыльная опера (soup opera), поколение "Икс" (X Generation), фабрика грез (dream factory), крестный отец (godfather) и др.  

  Полные названия политических международных организаций переведены дословно с английского языка: Международный валютный фонд (International Monetary Fund), Международный альянс защиты интеллектуальной собственности (International Intellectual Property Alliance), Международный патентный институт (International Patent Institute) и др.

   Наименования некоторых видов одежды являются кальками с английского языка: французский карман (англ. French pocket), маленькое черное платье (англ. little black dress), готовое платье (англ. ready-to-wear), небрежный стиль (англ. casual-look), прозрачный стиль (англ. transparent-look) и т.п.

     Кальки  на уровне словосочетания встречаются в сфере музыки (тяжелый рок - hard rock), в названиях фильмов ("Голый пистолет "- "Naked gun"), в компьютерной сфере (Силиконовая долина -  Silicon Valley, развитие базы данных - data base development), в спорте (ласточкин хвост (вид задней части сноуборда) - swallow tail), в маркетинге (от двери к двери - door to door) и т.п.

     Калькируются некоторые английские фразеологические словосочетания: борьба за существование (struggle for life) - из книги Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора»(1895г.),  быть или не быть (to be or not to be - that is the question) - из трагедии У. Шекспира «Гамлет»(1601г.), вариться  в собственном соку (to stew in one`s own juice), вызвать/ вызывать на ковёр кого-либо (неточная калька с англ. be on the carpet), действует, как на быка красный цвет, красная тряпка (like a red rag to the bull), держать порох сухим (keep powder dry),  Дядя Сэм (оборот возник как шутливая расшифровка сокращения US(United States), железный занавес (iron curtain),  жёлтая пресса (yellow press), золотая лихорадка (gold  fever), платить той же монетой кому-либо (to pay a man back in his own coin), последний из Могикан (the last of the Mohicans), потерять/терять лицо (to lose your face), синий чулок (blue stocking), стирать публично грязное бельё (to wash up one`s dirty linen in public), укрощение строптивой (the Taming of the Shrew), холодная война (cold war), честная игра (fair play) и др.

д. Калькирование на уровне предложения. Данный вид калькирования встречается редко и относится, в основном, к переводу устойчивых английских предложений и переносу их в русский язык.

   Так, к примеру, английское слово с оценочной окраской "Fifty-fifty" употребляется как в транскрибированном варианте (фифти-фифти), так и калькированном (пятьдесят на пятьдесят). Оно может выступать в качестве неполного предложения в случае ответа на вопрос: "Как дела?".

   Английские устойчивые фразы типа: Forget it! – «Забудь это!»; Take care – «Береги себя!» (при прощании) активно используются носителями русского языка.

   Используется и калькированное назывное предложение "Секс. Наркотики. Рок-н-ролл" (Sex and Drugs and Rock and Roll“). В туристической сфере употребляется предложение "Все включено" (all inclusive). Наряду с русской пословицей "Любопытной Варваре на базаре нос оторвали" употребляется и калькированный вариант ее английского эквивалента: "Любопытство сгубило кошку" (Curiosity killed the cat) - это фразеологическая калька. Употребление калькированного варианта пословицы объясняется невозможностью давать русский вариант пословицы в текст, описывающий западные реалии, или в речь  героя английской  пьесы, идущей на русском языке.  Приведем несколько примеров калькирования английских фразеологизмов-предложений:  Время работает на нас (неточная калька с англ. time is on our side),  Если гора не идёт к Магомету, то Магомет идет к горе (If the mountain will not come to Mahomet, Mahomet must go to the mountain), За деревьями не видишь леса (one cannot see the wood for trees), Кто есть кто (Who`s who - от названия ежегодного биографического справочника, издаваемого в Великобритании, США и некоторых других странах), Кто платит деньги, тот и заказывает музыку (неточная калька с англ. he who pays the piper should (may) call the tune), Много шуму из ничего (Much ado about nothing - от названия комедии (1600г.) У. Шекспира), Мой дом - моя крепость (My house is my castle), Не буди спящую собаку (Let sleeping dog lie),  Нет повести печальнее на свете (Never was a story of more woe), Песок сыплется из кого-нибудь (the sands are running out), Руки прочь от кого-чего-либо (hands off), Спасите наши души (Save our souls), Факты - упрямая вещь (facts are stubborn things) и др.

     Этимологию многих калькированных английских идиом дает фразеологический словарь русского языка (5). Так,  идиома Если гора не идёт к Магомету, то Магомет идет к горе была придумана английским философом Ф. Бэконом и употреблена в «Нравственных и политических очерках», происхождение других фраз очевидно, так как они являются знакомыми цитатами или названиями произведений  англоязычных авторов (Быть или не быть; Укрощение строптивой; Нет повести печальнее на свете; Много шуму из ничего).

     К синтаксическим калькам относятся синтаксические конструкции,  образованные по модели английского языка. Сюда отнесем слоганы с деепричастными оборотами без предикативного центра: "Раздвигая границы", "Увеличивая объем волос" и др. Употребление свободных деепричастных оборотов - частое явление в английском и французском языках. Синтаксической калькой является  предложения "Я имею сказать", "Я имею сообщить", "Ты есть крут" так как они заимствуют английский фиксированный порядок слов в предложении "I have something to say", "You are tough".

  Таким образом, кальки являются частью интенсивного процесса заимствования русским языком англоязычных единиц разных уровней: графем, морфем, слов, словосочетаний и предложений. Латентные англицизмы, заполняя лакуны, существующие в лексической системе русского языка, способствуют его обогащению и развитию.

 

Библиографический список:

 

 1. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://newsmnenie.com/1021-net-boli-net-pribyli.html. (Дата обращения 25.02.14).

2. Ожегов, С.И., Шведова, Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – 2-е изд.. – М.:  Российская Академия Наук, 1994. – 908 с.

3. Тарасова, М.В. Калька и заимствование как результат иноязычного влияния // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Лингвистика. – 2007.  –        № 1.– С. 5–10

4. Лукьянова, Н.А. Современный русский язык. Лексикология. Фразеология. Лексикография: учебно-методическое пособие для студентов и аспирантов  филологических и других гуманитарных специальностей университетов. – Новосибирск. 2003. – С. 130.

5. Шанский, Н.М. и др. Школьный фразеологический словарь русского языка: Значение и происхождение словосочетаний / Н.М. Шанский, В.И. Зимин, А.В. Филиппов. – М.: Дрофа, 1997. – 196 с.


 

Функциональные особенности англицизмов и их дериватов в русском молодежном жаргоне

Дьяков А.И. Функциональные особенности англицизмов и их дериватов в русском молодежном жаргоне // Известия Южного Федерального университета. Филологические науки  №4 . Краснодар, 2011. С. 100 – 112.  

    "Функция" (лат. function исполняю) - назначение, роль. Функция языка, или языковая функция, - предназначение языка как данности, как системы знаков выполнять определенную роль в жизнедеятельности некоторого социума" [Лукьянова, 2003:20].  В понятии функции как назначения, цели использования англицизма в русском высказывании мы, вслед за А.В.Бондарко [Бондарко. 1987:25], учитываем потенциальный и результативный аспекты, позволяющие увидеть реализацию языковых возможностей в речи.

    Функциональный анализ англицизмов и их дериватов производится с учетом социально-коммуникативных сфер употребления. Наиболее подверженной англоязычному влиянию сферой является молодежный жаргон. Несмотря на то, что лексика рассматриваемой группы относится к сферам ограниченного употребления, она активно проникает в узус среднего носителя языка. Акцентирование этого пласта лексики знаменательно тем, что именно здесь взаимодействие языковых картин мира проявляется ярче.

 Анализируя функции англоязычных заимствований (12 000 единиц) в русском языке и учитывая семиотические основания, мы выделили три класса, каждый из них определен ведущей функцией.

 1. Группа, объединенная номинативной функцией, ориентированной на отношение "знак - предмет": терминологическая, информативная, заместительная. В свою очередь, информативная функция объединяет группы более частных функций: познавательная (познание окружающей среды), указательно-выделительная, металингвистическая (реализуемая при обучении иностранным языкам, в рефлексии над языком его носителя). Заместительная функция: синонимо-дифференцирующая и компрессивная (англицизмы экономят языковое пространство). Указанную группу функций прежде всего выполняют англицизмы с предметным значением (названия товаров, приборов, лиц по роду занятий и др.)

 2. Группа прагматических функций, ориентированных на отношение между человеком и знаком. Экспрессивная, объединяющая более частные функции: а) эмотивная (ее разновидности: адмиративная (англ. to admire восхищаться) и репрессивная (провоцирующая раздражение читателя/слушателя), б) эмоционально-оценочная, в) стилеобразующая, г) аттрактивная, стимулирующая интерес читателя/слушателя. Последняя имеет разновидности: декоративная и игровая. Исходная для этой группы - магическая функция. 

 В группу прагматически значимых функций добавляются следующие:

 - контактоустанавливающая, узнавательная,  фатическая; зазывная;

- эвфемистическая, кодирующая, конспирирующая, сокральная, цензурная функции;

 Эта большая группа функций знаменательна для нашего времени, так как  "усилилась экспрессивно-эмоциональная функция современного языка" [Шапошников.1998:235]. Проявление этих частных функций (нередко диффузное) характерно в основном для признаковых слов (прилагательных, глаголов, мотивированных англицизмами), для названий лица, отвлеченных понятий,- когда они ориентируются на семантику "свойство", "качество".

 3.Группа функций, ориентированная на отношение "знак - знак". Эти функции английские заимствования и их производные проявляют на уровне фразы, текста, сферы использования англицизма: стилеобразующая, текстообразующая, жанрообразующая, идиомообразующая. Сфера использования, определенный социум накладывают стилистический отпечаток на слово (англицизм), которое может стать маркером определенной социальной среды - текстообразующая функция англицизма связана, например, с тематическими объединениями англоязычных слов, которые образуют тематическую сетку текста. Употребление освоенных англицизмов в сатирических и пародийных целях - явление широко распространенное, войдя, например, в традиционный жанр русской песни с ее набором выразительных средств, они вносят новое сатирическое звучание (" И Родина щедро поила меня березовым Спрайтом, березовым Спрайтом!").

  Одной из важных функций англицизмов в современном русском общении - но эта функция уже другого уровня - мы считаем деривационную: на русской почве они сейчас активно участвуют в словопроизводстве, и - реже - в образовании новых лексических значений, то есть реализуют свои возможности в эпидигматике [Шмелев. 1973: 64] нашего языка.

 Проиллюстрируем несколько функций англоязычных заимствований на примере речи носителей молодежного жаргона, к которым относятся молодые люди школьного возраста, учащаяся и работающая молодежь, объединенная профессиональными и социальными интересами.

 Для жаргонной среды англицизмы всегда были притягательным элементом. "Жаргон (фр. jargon) - социальная разновидность речи, характеризующаяся, в отличие от общепринятого языка, специфичной (нередко экспрессивно переосмысленной) лексикой и фразеологией, а также особым использованием словообразовательных средств" [Скворцов. 1995: 129-130].

  Носитель языка легче всего замечает слова, неизвестные ему из собственного языкового опыта и непонятные по форме Молодежные жаргонизмы представляют собой специфические слова и выражения, которые сигнализируют групповую возрастную солидарность, они отражают оппозиционное отношение к некоторым ценностям мира старших. Из-за кратковременности использования и групповой ограниченности молодежные жаргонизмы находятся на периферии русского языка. Хотя многие жаргонизмы английского происхождения используются активно на страницах молодежной печати, а также ведущими радио- и телепередач. Англицизмы в этой сфере выполняют социально-маркирующую функцию, которую мы считаем разновидностью прагматической.

 Среди источников англоязычных жаргонизмов в речи русских молодых людей можно назвать лексические пласты "языков" хиппи, музыкантов, наркоманов, компьютерного сленга и компьютерных игр. Лексика из сленга наркоманов  включает названия  наркотиков, ставших известными широкому кругу русскоговорящих людей: ЛСД, марихуана, экстази и др., а также 54 наименования, известные только носителям данной субкультуры:  айс, афтерэффект, байбл, блэк-саббат, блюмстрем, бомбер, вижн, Гербалайф, джанк, джойнт, кокс, крэк, пот, рейвер, спидбол, стафф, трап, трип, флешбэк, хайлайтс, хэш и др. Все номинации выполняют кодирующую, конспирирующую функцию - для непосвященного человека не понятно, о чем идет речь. Эту функцию можно назвать сакральной (сакральность - недоступность непосвященным), участники языкового общения кодируют наименования запрещенных препаратов.

   Эвфемическую функцию выполняют англицизмы-дубликаты, номинирующие части тела: айз (глаза), антифейс (зад), бисайд (зад), боди-лайн (часть тела около плавок), брэст (грудь), бэк, бэксайд (зад), прик, пейджер (половой орган), файф оклок шедоу (утренняя щетина),  фак (половой орган), фейс, фейса (лицо), фут (нога), хаер, хайр, хайер (волосы), хэнд (рука), эйсайд (грудь, живот у мужчины), бен, бэн (половой орган). Лексемы выполняют синкретичные функции: кодирующую, цензурную (скрывают под "приличной" оболочкой "неблаговидные" русские слова), контактоустанавливающую и социально-маркирующую,  игровую (создают юмористический эффект - фейсом о тейбл), стилеобразующую (в письменных текстах передают атмосферу обыденного общения) и т.д.

    Молодежный жаргон - среда функционирования многочисленных англицизмов-наименований одежды и аксессуаров: батоны (пуговицы), бомбер (куртка скинхеда), бра (бюстгалтер), брэнд (фирменная одежда), вранглеры (джинсы), зип, зиппер (застежка молния), клозес (одежда), ливайсы (джинсы), лэйб (фирменная вещь), покеты (карманы), ринг (подвязка для волос), сайз (размер), стайл (стиль), тишот (футболка), трузера, трузеры (брюки), фирма (фирменная одежда). Сюда относятся устаревшие номинации: редингот (длинный сюртук), слипсы (длинные узкие галстуки), а также новейшие заимствования: блуммерз (женские спортивные брюки),  вэйст даун (одежда с заниженной талией), даффл-коут (мужское пальто с капюшоном),  кенгуру (куртка),  пэтчворк, пэчворк (одежда из кусочков тканей), свитширт (куртка), слайс (шубка из меха),   тонинг-шорты (шорты для похудения), топи (тропический шлем), трейнинг (тренировочный костюм), флайбэк (блузка), хипсы (трусы), хот-пентс (обтягивающие шорты).

    Англицизмы-наименования характеристик предметов и человека - это английские прилагатльные, получившие при переходе из аналитического английского языка в синтетический язык-реципиент русские суффиксы: бестовый (лучший), лайтовый (легкий), блуевый (голубой), брендовый (фирменный), бурый (наглый), вайт, вайтовый (белый), голдовый (золотой), ивильный (злой), литловый (маленький), лонговый (длинный), лэфтовый (левый), найсовый (красивый), олдовый (старый), стриповый (американский), файновый (прекрасный), фейк (фальшивый), флавовый (цветной), фри (свободный), чипы, чиповый (дешевый), янговый (молодой).

 "Протаскиванию" англицизмов в речь молодежи способствует поп- и рок-музыка на английском языке. Так, из рок оперы "Jesus Christ" пришло переосмысленное как русская форма повелительного наклонение глагола слово маздай (бей его - от англ. must die) по аналогии с русскими играй, гуляй. Соответственно возникла и начальная форма маздать (бить, избивать).

 Школьники младших и средних классов осваивают англицизмы через телевидение и компьютерные игры. Имена героев зарубежных фильмов: Спайдермэн, Бэтмэн, Сейлормун, Такседо Маск, Робокоп, Терминатор и др. часто используются ими в речи, при этом школьники не задумываются над содержанием этих номинаций, которые переводятся соответственно, как человек-паук, человек-летучая мышь, луна в матроске, маска во фраке, робот-полицейский, воин. Данные номинации звучат экзотично, используются для создания эффекта фантастичности, поэтому, как нам кажется, можно говорить о магической и экзотической функциях англицизмов в данном случае. Проявлением эмфатической эмоционально-экспрессивной функции можно считать то, что Бэтмэном московские тинэйджеры называют памятник Ю. Гагарину в Москве.

  Без особых усилий школьники, интересующиеся компьютерными играми, читают журнал "Навигатор Нового Мира", где на страницу текста приходится 7 и более английских наименований. Из 62 названий игр в №3 за 2005 год только две номинации на русском языке. Названия этих игр не освоены в русском языке графически, но это не мешает подросткам говорить без нарушения процесса коммуникации: "Играл в Мортал Комбат" (Mortal Combat- смертельный бой) или "Блад - убойный картридж"(Blood- кровь). Использование геймерами (игроками) наименований жанров компьютерных игр в речи - показатель профессионализма и осведомленности игрока. Некоторые из этих наименований - кальки, дословные переводы с английского языка: Искусственная жизнь (artificial life), другие передаются в печати посредством английского алфавита: action (действие), третьи при помощи практической транскрипции и транслитерации приобретают русский облик: квест (quest-поиск), файтинг (fighting-сражение). "Флаинг Сосер (летающая тарелка) - классный файтинг". Отметим интересный факт словообразования. Английское предложение  Game over (игра закончена) трансформировалось в широко известный в школьной среде англицизм гамовер или геймовер путем слияния двух английских слов, в результате чего получилось существительное 2-го склонения с нулевым окончанием. "Классный гамовер!" (Ср. русский дериват Мойдодыр, образованный также на базе предикативной единицы).

     Термины компьютерных игр также знакомы молодым людям и активно используются в речи. Заимствования этой минигруппы многочисленны, являются принадлежностью компьютерного сленга, поэтому располагаются в околоцентровом пространстве поля «Английские заимствования в русском языке». Многочисленность заимствований диктует необходимость классификации материала по микрогруппам: а) наименования компьютерных игр: баттл, Бомбермен, Каунтер Страйк, квака, квач, квест, КС, халва, чейз, шутер, экшн, Энкаунтер, б) наименования действий: кастомизировать, кикнуть, кэмпить, ливать, павнить, рендировать, хериться, в) наименования явлений и операций (72 слова): аддон (продолжение игры), батл (бой), гамовер (конец игры), дамага (повреждение), зонинг (свод правил), итемы (игровые предметы),  крафт (создание предметов персонажем), локейшн (зона карты), мапа (карта), пойнт (очко), респ, респаун (процесс возрождения), скилл (навык), тимкиллинг (виртуальное убийство), фича (характеристика героя), хилл (использование препаратов для восстановления жизни), чекпойнт (штрафное очко), экспа (опыт) и др., г) наименования субъектов (34 единицы): атакер, Билл Гейтс, визард, гамер,  инвалид, квакер, ламер, нуб, реаниматор, сегер, фрагмастер, читеp, юзер и др., д) наименования команд и оценок: санкс, олл, рулез, чигабу, е) наименования оборудования в компьютерных играх: Пи-Эс-Пи, Плэй-стэйшн.

      К периферии относятся многочисленные сленговые глаголы, получившие русские суффиксы (40 единиц): апнуть, апрувить, генерить, делитнуть, кликнуть, компилить, натить, поллить, рампить, ребутить, трункейтить, форвардить, холдить, юзить и др.

 Все эти слова грамматически приспосабливаются к системе русского языка,  функционируют как номинанты и корпоративные маркеры.

    В русском школьном и студенческом жаргонах существуют англицизмы, номинирующие реалии русской жизни: бук (книга), бэг (сумка), Инглиш (предмет «Английский язык»), Рашин (предмет «Русский язык»), Твикс (двойка),  смарт-борд (вид доски), скул (школа), хит-парад (список на отчисление) и др.

 Важным источником проникновения англицизмов в речь школьников являются уроки английского языка. С целью эмоциональной окраски своей речи ученики употребляют слова русиш, инглиш, литерэче вместо их русских эквивалентов. "Сорвемся с инглиша!" Учителя физкультуры иногда называют хип-хопом. "Наш хип-хоп сегодня в ударе".  Изучаемые в школе на начальной стадии обучения английскому языку несложные по своей структуре и произношению слова ученики нередко используют по русскому грамматическому образцу: "Пойду, послипаю (посплю)", "Где ты тикит (билет) достал?", "Пока, я решил гоу хоум (пойти домой)", "Ну, я почапал до хауза  до дома)".

   Часто дети употребляют английские слова для обозначения лиц: тича, мазер, фазер, пэрэнтс, фазер-мазер, фрэнд, мэн; учреждений: шоп, скул, джим и т.д., а также продукции широкого потребления: снэки, бабл-гамы со стикерами (наклейками), чуинг-гамы, чоко-паи и т. д. Имеет место шутливый  перенос названий товаров на отдельные действия, где эти слова выполняют функцию эвфемизмов: чупа-чупс – оральный секс (по схожести процессов), твикс – вызывание рвоты при помощи двух пальцев (намек на зрительный образ в рекламе), нацедить фанты – о мочеиспускании (актуализация значения "желтый"), блендамент – для передачи чувства крайнего разочарования (по звучанию напоминает ругательство): "Блендамент! Опять зонт у тебя оставил!"

    Школьники часто присоединяют русские суффиксы со значением пренебрежительности, например: "Пошли в кино на Рэмбака (о фильме "Рембо")" или "За три синдюхи что дашь?" (о вкладыше к жевательной резинке "Синди", популярной в 90-е годы). Отличительная черта всякого жаргона - шутливый характер номинаций, русские "переделки" знаменитых американских героев и рок-групп – частое явление в школьном молодежном сленге: "Сегодня ужастик с Федей Крюковым (Фредди Крюгер), подгребай вечерком!" Рок-группа Uriah Hip превращается в речи подростков в Юру Архипова или в Юра Охрип, группа Prodigy заменяется омофоничными русскими словами Попридержи, Пролежни, Ace of Base Бей об фейс, Bon Jovi-Бомжи, Joy-Жуй и т.д. Почти все вышеуказанные англицизмы помимо номинативной функции выполняют эмоционально-экспрессивную функцию, а также социально-маркирующую.

 Следует также отметить своеобразие мимики и жестов, применяемых в кругу тинейджеров или тинов. Заимствуется, в основном, американская манера поведения, темп речи, язык жестов. Например, жесты, обозначающие "Победа!" или "Пошел ты!"

    Принадлежностью молодежного жаргона является многочисленная эмотивно-коммуникативная лексика:

    з). Наименования приказаний и просьб: гона(собираюсь), шат ап (заткнись), гоу хоум(иди домой), хай тайм (пора), экскьюз ми (извини), бла-бла-бла ( и т.д.), камон (давай), кип смайлинг (улыбайся), чиз (улыбайся). Область речевого поведения, которой принадлежат эти заимствования, находится между сферами "Внешний человек" и "Внутренний человек".

    и). Наименования приветствий и прощаний: бай-бай, бай, гуд-бай, чин-чин, хай, хой, хэллоу.

    к). Наименования согласия: адерстенд, ол райт, йес, ноу проблем, окей.

    л). Наименования оценок:  бэд, вери вел, гилда, гуд, райт, сакс, тип-топ, топ, тру, файн, фифти-фифти, фрилдж, экселлент. Школьниками употребляется в речи большое число междометий, частиц, слов, выражающих эмоциональное отношение говорящего: восклицание wow, утвердительная частица yes c характерным жестом.

     Английские оценочные слова, вкрапленные в русские устойчивые словосочетания, выполняют экспрессивную функцию, выражая оценочные эмоции: "Все шокинг-блю!", "У меня все в полном райте!", "У меня все в тип-топе!, высший класс!" Почти все вышеперечисленные англицизмы, в связи со своей спецификой, пришли в русский язык без изменения своей структуры. Многие из них выполняют фатическую, контакто-устанавливающую функцию.

    м). Наименования восторга или досады: аут, бенч, йес, кул, свун, супер, упс, форэвер, Чикаго, шокинг блю.

    н). Наименования поздравлений: хэппи бездэй ту ю, хэппи бездэй, чин-чин.

    о). Наименования извинений и благодарности: сорри, ссэнкс, сенька.

    п). Наименования обращений: дарлинг, хани.

    р). Наименования восклицаний: буу,  а хой, алло, алле, Блиндамед, вау, масдай.

    с).  Наименования ругательств: билибонс, биоробот, годдэмит, мазафака, маздай, скам, булшит, хелл, шит, фак. Школьники любят употреблять английские ругательства: shit, bastard, fuck off, mother fucker, которые они в большом количестве слышат с экранов телевизоров и компьютера. В данном случае англицизмы выполняют цензурную функцию - английское ругательство звучит "более культурно". Считается, что престижнее блеснуть английской фразой, чем ее русским эквивалентом. Поэтому английские  слова и фразы выполняют функцию сокрытия информации от непосвященных людей. "Эта математика - пис ов шит!"(дерьмо).

 Сленг студентов определяется спецификой учебного заведения. Так, студенты факультета иностранных языков, безусловно, используют больше англицизмов, нежели студенты других вузов. В последнее время вместо слова отметка часто звучит грейд. Заимствования хоум-стэй (проведение выходных в семье друга), итери (студенческая столовая) и другие отражают реалии бытовой жизни студентов. Хотя молодежный жаргон характеризуется постоянным появлением новых англицизмов и их производных (трешевики), "затуханием" некоторых и  выпадением прежних наименований (беспрайсовик-безденежник), большая часть этого лексического пласта остается неизменной в течение сравнительно долгого периода. Молодежные сленговые англицизмы можно сгруппировать по понятийным группам (предметно-тематическим группам).

 Понятийная группа "Молодежная тусовка". Центральным в этой группе является слово сейшн (от англ. session – вечеринка), происходящая на частной квартире – на флэту, в отсутствии родителей – пэрэнтов. Следует отметить, что данное слово расширило свою семантику и употребляется в значении " тусовка вообще". " Байкерский сейшн на Воробьевых горах". "Рок-сейшн в ДК "Металлург" (из объявлений). Активно используется глагол совершенного вида релакснуться (от англ.relax -расслабиться). " Надо релакснуться после такой напряженки".

 В последнее время часто используется слово пати (англ. party- вечеринка). В поисковой системе "Яндекс" сети Интернет мы находим большое количество документов, включающих это слово (более 3 миллионов документов): музыкальные вечеринки "Гараж-пати", "Пресс-пати", собрания под заголовками "Партизан-пати", "Хирург-пати", "SS-пати", "Радищев-пати", "Подиум-пати", "Ниандертал-пати", "Пора Любви – пати в день святого Валентина" и другие.

 Пати, посвященный дню рождения, называется безник (от англ.birthday), где только первый компонент английского слова участвует в процессе образования русского жаргонизма (ср. зачетка, Третьяковка). "Этот презент на мой безник френды подарили" (разг.). Отметим несовпадение категории рода русских эквивалентов и жаргонизмов английского происхождения (ср. вечеринка (ж.р.) – веселый пати (м.р.).

 В последнее десятилетие среди молодежи популярны найт-клубы (ночные клубы), где звучит музыка разных направлений, которые произносятся и пишутся по-английски, трансплантируются в русскую языковую ткань: new age, house, techno-pop и т.д. "Внутренняя форма" этих наименований остается "закрытой" для большинства молодых людей. Так, направление в музыке рейв переводится с английского языка "бредить, говорить бессвязно", но вряд ли об этом знают 50% молодых людей, систематически использующих этот англицизм в речи. Данные англицизмы также участвуют в создании русских слов, например, в обозначении лиц, увлекающихся этими направлениями в музыке: рейверша, трэшэвик и т.д.

 Флэт (флэтуха, флэтяра), где проходит пати, безник или сэйшн, может быть однорумовым(однокомнатный) или многорумовым (много комнат). Английское слово участвует в создании жаргонизма румната по аналогии с русской лексемой комната. Во флэте есть дабл (от англ.WC – туалет), джон, джонсон или сингл, если же санузел совмещен, то он номинируется англицизмом дабл-кросс. При помощи русских аффиксов английские существительные часто трансформируются в глаголы: "Я пошел продаблиться". Выражения  совершить даблпосещение и позвонить Джону выступают в качестве синонимичных по отношению к глаголу продаблиться.

 

 На пати собираются для того, чтобы смитинговаться (встретиться), поспикать, наспикаться, потокать (поговорить), подансить, уданситься (потанцевать), полукать (посмотреть) на своих знакомых.

 Понятия пить (в узком смысле слова), выпивать, быть пьяным имеют много однокоренных обозначений: дринкать, дринчить, надринькаться, задринчить, дринькованный, надринкованный, надринченный, удринченный, дринканутый, имеющих идентичное значение с русскими образованиями от глагола пить. (Ср. пить, напиться, запить, напившийся и т.д.). Слово сдринчиться обозначает "умереть от алкоголя". Английский глагол to drink (пить) участвует в образовании названий лиц, занимающихся распитием спиртных напитков: дринкач, дринкер, дринк-команда, синонимом к этим словам выступает лексема алкмэн.

 Такую же пару, как дринк-дринкать, составляют смок-смочить (курить)."Лажовый смок курю" (из песни). "Смокнуть у вас, ребята, не найдется?" От слова найт (ночь) суффиксальным и приставочно-суффиксальным способами образовано целое словообразовательное гнездо по русским акциональным моделям: найтать, перенайтать, занайтать, занайтовать, перенайтовать. "Пойдем, перенайтаем на вокзале!"

 Английский глагол to look (смотреть) в результате его словообразовательного освоения в речи русской молодежи стал базой для производных: лукнуть,полукать: "Поди полукай, что там происходит!" Отмечено употребление англицизма лук в составе фразеологизма кинуть лук (кинуть взгляд). Здесь мы наблюдаем тенденцию к конверсии: то есть, одно и то же слово может принадлежать и глаголу и существительному.

 Английский глагол to fuck (заниматься любовью) интенсивно употребляется в речи молодежи, образуя многочисленные русские производные по русской словообразовательной модели: факать, фачить, фачиться, зафакать: "Он меня зафакал своими телегами". Любитель этим заниматься номинируется факмэном или факером. Употребляются в речи молодых носителей русского языка производные от этого слова с другими префиксами: выфакиваться (с агрессивной окраской), прифакиваться (привязываться), отфачить, подфакнуться. В значении отрицательной частицы употребляется неизменяемое слово факушки. Наряду с лексемой фак и ее производными функционирует англицизм-семантическая калька "трахать" в том же значении, от английского глагола "to bang", имеющего в языке-источнике помимо значений ударять, бить, хлопать, значение совокупляться.

 Устойчивое английское словосочетание free love (свободная любовь) при помощи слияния этих слов в русском варианте стало "корневой" морфемой для образований фрилавщик, фрилавник (человек, претворяющий в жизнь идею свободной любви). Налицо тенденция к универбации - компрессии текста.

 Обращает на себя внимание обилие в молодежном сленге негативных характерологических наименований явлений и лиц. От английского слова crazy (сумасшедший) образовался русский жаргонизм креза или крейза, имеющий два фонетических варианта. В первом значении английское прилагательное обозначает человека, пребывающего в ненормальном состоянии сознания: "Он просто крейза". Во втором значении наблюдается метонимический перенос: "Я два месяца в крейзе лежал" (в психбольнице). И в том, и в другом значении мы имеем дело с конверсией прилагательного в существительное. Конверсия наблюдается и в контексте: "Опять у него креза (сумасшествие) началась". Суффиксальным способом при помощи интерфикса образованы слова, номинирующие лиц, обладающих этим качеством: крезовник, крейзушник. Фонетическая нестабильность, характерная для жаргона в целом, наблюдается в прилагательных, образованных от этого слова: крезовый или крейзовый. Крезовая музыка, крейзовый прикид (экстравагантный, ненормальный). Причастие крезанутый, мотивированное просторечным (по суффиксу) глаголом крейзануть, имеет семантику "свихнувшийся".

 Понятийная группа "Названия лиц" также многочисленна и актуальна. Общее для этой группы слово пипл (люди) полисемично. О его освоении в русском языке говорит существование формы множественного числа – пиплы. В контексте "Пошли отсюда – здесь слишком много пипла" слово имеет семантику "люди вообще". Фраза "Пошли на Гоголя, там весь пипл!" иллюстрирует употребление данного слова в значении "свои люди, члены группировки". В следующем примере: "Чего этот пипл здесь делает?"  слово номинирует отдельного человека. Оно используется также в качестве обращения: "Эй, пипл!" Интересно производное от этого слова (на русской почве) пипленок (ребенок). Синонимичные слова бэбенок, бэбик, бебс (от англ. baby – ребенок) также используются носителями молодежного жаргона. "Они по трассе в Крым со своим бэбиком поехали" (разг.)

 Многие англицизмы, номинирующие людей, в том числе и композиты (бой, гай, герл, мэн, вумэн, бой-фрэнд, гел-фрэнд, бой-гел (мужеподобная девушка), участвуют в русском словообразовательном процессе: герленыш, герлица, герлуха, герлушка.

 Одной из функций англицизмов является заместительная, когда отечественные слова заменяются англо-американскими эквивалентами. Например, шофер получает наименование драйвер или чиф, официант - бой, начальник - босс, путешественник автостопом - хичхайкер, проститутка - стритен-герл, глупый человек - безандестенд и т.д.

 Большое количество слов этой подгруппы номинируют лиц по роду занятий и образу жизни, которые не существовали ранее в русскоязычном обществе: пейджерист (устар.) (человек, который хочет показаться более респектабельным, чем есть на самом деле), хайлафист (из высшего общества), татумейкер (тот, кто наносит татуировку), яппи, йаппи или юппи (молодой человек, делающий карьеру) и т.д. "Пишет вам так называемый яппи. Скромный, умный, интеллигентный" (СтМ, 2003, №5). Англицизмы участвуют в номинации членов неформальных групп: байкеры, панки, хардовики (хардюшники), стрэйтэйджеры (поборники здорового образа жизни), рейверы, рейперы, скинхеды (скины), драгдилеры (распространители наркотиков) и т.д.

 Трудно объяснить появление в речи русских молодых людей английского эквивалента обрусевшему слову "наркоман". Если возникновение многих молодежных течений и понятий приходит с Запада, то процесс заимствования закономерен. Если же в русском языке давно существует слово наркоман, то появление драгдилера, возможно, - следствие нестандартности, экзотичности его фонетического облика, что обеспечивается иноязычной природой данной лексемы. В английском языке слово drugdealer номинирует распространителя наркотиков - налицо семантический сдвиг англицизма. Кроме того, жаргонной лексике свойственна функция кодирования известных слов, с тем, чтобы ограничить круг посвященных в процесс коммуникации.

 Понятие "обувь" передается словом шузы, не имеющим формы единственного числа в русском варианте. "Мне эти шузы не в сайз (размер)". Русские производные шузня, шузняк выполняют экспрессивно-оценочную функцию. Ботинки получили наименование хакинги, кроссовки номинируются сникерсами или адидасами (здесь используется метафорический и метонимический перенос). Последняя лексема употребляется в рамках русского фразеологизма: "В гробу я видел его в белых адидасах."

 В группу предметов обихода мы отнесем композит чик-файер (зажигалка), слова спектра (очки), воч, вотчи, таймсы (часы). "Когда таймсы переводим на летнее время?"

 Часто молодежь, знающая английский язык, сознательно фонетически утрирует названия лейблов "Made in Japan", ''Made in China", " Made in Canada", произнося их как "мадэ ин джапан", "мадэ ин хина" или "мадэ ин канада". Это делается с целью достижения юмористического эффекта или оттенка пренебрежения по отношению к качеству приобретенной вещи. "Мада ин Канада" также используется в юмористических целях в связи с рифмовкой компонентов этой фразы. Для достижения стилистического эффекта часто в печатных изданиях можно встретить надписи типа: "Мадэ ин Ясная поляна". Англицизмы-названия стран являются производящей основой для прилагательных: джапановый (японский), джорджовый чай (грузинский), фрэнчовый (французский), стейсовый (американский).

 В понятийную группу "Деньги и денежные отношения" мы включили идеографические синонимы: мани, грины, баксы, голд, прайс. Первые три лексемы отличаются частотностью употребления, в то время как две последние постепенно уходят из речевого обихода в значении "деньги" и употребляются в своих исходных английских значениях. Слово прайс утратило семантику "деньги" в связи с появлением в рекламе многочисленных прайс-листов – списков цен на ту или иную продукцию. Слово баксы входит в состав сложного слова хохлобаксы (украинские корбованцы), употребляемого молодежью для выражения иронии и насмешки. От этого слова в русском языке образовано относительное прилагательное баксильный (баксильная проститутка).

 Слово грин (от англ. green – зеленый) имеет словообразовательный синоним – грюник и, соответственно, формы множественного числа: грины, грюники. "За мебель была уплачена кругленькая сумма в гринах" (АиФ, 2004, № 42). Словосочетание покеты с манями (карманы с деньгами) иллюстрирует образование множественного числа родительного падежа по русскому образцу (ср. с деньгами). Слово из этой тематической группы иксчендж номинирует пункты обмена валюты. "Схожу в иксчендж, обменяю баксы" (разг.).

 Существует устойчивая тенденция в русском молодежном жаргоне заменять русские номинации предметов обихода и бытовых понятий англицизмами и их производными: найф (нож), бук (книга), хаза (дом), ботла (бутылка), глас (стакан) и т.д. Одной из причин привыкания русских молодых людей к англоязычному слову, по нашему мнению, является то, что даже самая первая подача идет в грамматически (не было драйва) и в словообразовательно (трешевики) освоенном виде. Здесь есть особый прагматический момент: инициатор введения подобного элемента сразу приспосабливает его к формальным сторонам русской речи. Другая причина - омофония частей слов, когда концы английских компонентов напоминают концы русских словоформ (маздай - гуляй).

 Таким образом, англицизмы и их производные в молодежном жаргоне выполняют номинативную, социально-маркирующую, контактоустанавливающую, эвфемическую, цензурную, компрессивную и другие функции. Это пласт лексики характеризуется большой подвижностью - появляются новые лексемы и словосочетания, а актуальные в течение 70-х (файф- пять рублей), 90-х (пейджер - как показатель принадлежности к элите) годов переходят в разряд архаизмов.

 

Список литературы

 

  1. Бондарко А.В. Интерпретационный компонент языкового содержания// Теория функциональной грамматики: Введение… Л., 1987 – С.23 – 28.
  2. Лукьянова Н.А. Современный русский язык. Лексикология. Фразеология. Лексикография: Учебно-методическое пособие для студентов и аспирантов филологических и других гуманитарных специальностей университетов. Новосибирск. 2003,  - С.130.
  3. Скворцов Л.И. Культура русской речи: Словарь-справочник. - М., 1995.
  4. Шапошников В.Н. Русская речь 1990-х. Современная Россия в языковом отображении. – М.: МАЛП, 1998. – 243с.
  5. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики: Деривационные отношения в лексике. М., 1973. – С.190 – 210.

 

 

УДК 81’374;811.1’ 373.6

 

Дьяков, А. И. Особенности «Словаря англицизмов русского языка [Текст] / А. И. Дьяков // Вестник Северного (Арктического) федерального университета. – 2015. – № 1. – С. 73–81 

ОСОБЕННОСТИ «СЛОВАРЯ АНГЛИЦИЗМОВ РУССКОГО ЯЗЫКА»

 

 Статья описывает практику составления словарей иностранных слов и представляет типологию лексикографических трудов этого вида: полиресурные, биресурсные и моноресурсные словари заимствований. Моноресурсный «Словарь англицизмов русского языка» обладает большей адресованностью и, соответственно, большим охватом описываемой лексики. Словарь характеризуется большим количеством лексикографических дефиниций музыкальных, спортивных, экономических,  культурных, научных, технических, военных, строительных и других терминов. В большом количестве представлены англицизмы из различных профессиональных, общественных, возрастных и других групп: заимствования из сленга автомобилистов, офисных работников, из компьютерного жаргона, рыболовов, игроков в карты, музыкантов, дизайнеров, финансистов, молодежи и т.п. Он позволяет отразить динамические процессы функционирования англицизмов в речи, включает вариантное написание полностью не ассимилированных заимствований, имеет пометы «част.» (частное употребление) и «редк.» (редкое употребление). Словарь содержит примеры калькированных слов и словосочетаний, а также псевдоанглицизмов. Прагматический компонент словаря состоит в энциклопедическом характере статей, их наполненности контекстами и словообразовательными дериватами, широком охвате лексики из разных социальных и профессиональных сфер русскоязычной жизни. В статье рассматриваются некоторые макроструктурные и микроструктурные аспекты словаря, анализируется ситуация с лексикографическим описанием этого пласта лексики в отечественной русистике. Электронная версия словаря содержит как устаревшие заимствования, так и новейшие англицизмы, которые стали популярными в 2014 году, предоставляет возможность автору добавлять, исправлять и уточнять информацию в словарных статьях.

 

Ключевые слова: лексикография, заимствование, англицизмы, словарь иностранных слов, моноресурсный компонент, биресурсный компонент, моноресурсный компонент, прагматический компонент.

 

 Составленный нами «Словарь англицизмов русского языка», объединяющий более 15000 словарных статей, является первым лексикографическим трудом такого масштаба, выполненным на материале англицизмов. Среди разнообразия лексических словарей (толковых, терминологических, ономастических, словарей синонимов/антонимов, омонимов/паронимов, неологизмов, диалектизмов и т. п.) словари заимствований занимают особое место в связи с повышенным спросом населения на информацию, разъясняющую значения новых слов, стремительно входящих в словарь русскоязычного человека.

 Словарь иностранных слов – вид толкового словаря, в котором объясняются значения слов и общераспространенных терминов иноязычного происхождения, усвоенных каким-либо языком, но осознаваемых его носителями как заимствования [1].

 Несмотря на то, что процесс включения той или иной лексики в лексикографическое произведение по природе своей субъективный, большинство слов словарей заимствованных слов – это слова, хорошо усвоенные языком-рецептором, многие из которых являются интернационализмами – единицами, употребляемыми в большинстве языков мира для обозначения какого-либо понятия или явления.

 Теоретическая значимость словаря англицизмов заключается в разработке типологических признаков лексикографической работы такого вида.

 Словари иностранных слов, согласно нашей концепции, подразделяются на три вида: полиресурсные, биресурсные и моноресурсные.

 Полиресурсным словарем мы называем словарь заимствований, источником для которого стала лексика из нескольких языков мира.

 Формула такого словаря может быть представлена в следующем виде:

 ПЯ ← ИЯ1 + ИЯ2 + ИЯ3 + ИЯn, где ПЯ – это принимающий язык, т. е. язык-рецептор, а ИЯ – исходный язык, т. е. язык-донор. Полиресурсные словари заимствований содержат лексику из латинского и греческого, английского, французского, голландского, немецкого, польского и других языков. Большинство известных современной русистике словарей иностранных слов являются словарями такого типа.

 Отметим наиболее значимые лексикографические работы полиресурсного характера.

 Появление в России словарей иностранных слов относится к началу XVIII века, когда по поручению Петра Iбыл составлен «Лексикон вокабулам новым по алфавиту», включавший в основном заимствования из европейских языков. В 1769 году появился «Словарь разноязычный, или толкования еврейских, греческих, латинских, французских и прочих иноземских употреблений в русском языке и некоторых славянских слов» в седьмом приложении к «Российской или универсальной грамматике» Н.Г. Курганова, в котором объяснялась ненужность некоторых заимствований и находились русские эквиваленты «иноземских употреблений».

 В XIX веке Н.М. Яновским был создан «Новый словотолкователь, расположенный по алфавиту, содержащий разные в российском языке встречающиеся иностранные речения и технические термины, значение которых не всякому известно». Заслуживает внимания словарь 1865 года «Объяснение 25000 иностранных слов, вошедших в употребление в русский язык, с означением их корней», составленный А.Д. Михельсоном.

 Самым плодотворным в области создания полиресурсных словарей заимствованных слов явился XX век. Наиболее значимыми трудами в этой области являются словари М. Попова (1907), Ф. Павленкова (1907), А.Н. Чудинова (1910), Е. Ефремова (1912), Ф.Н. Петрова (1937, 1955, 1989), И.В. Лехина (1940, 1949, 1954) А.М. Бабкина и В.В. Шендецова (1966), В.В. Иванова (1983), В.В. Пчёлкиной (1986), Л.Н. Комаровой(1990), Н.Г. Комлева (1995, 1999), Л.П. Крысина (1998, 2005), И.В. Нечаевой (2007), Е.Н. Захарченко (2008), А.Н. Булыко (2008) и других авторов.

 Биресурсные словари (ПЯ ← П1 + П2) – словари заимствований из двух языков, в отечественной русистике известны только словари иностранных слов греческого и латинского происхождения, например, толковый словарь под редакцией С.Ю. Афонькина (2000).

 Моноресурсный словарь – лексикографический труд, включающий заимствованные слова из одного языка. Формула моноресурсного словаря: ПЯ ← П1, где зафиксированы единицы одного языка-донора, например, английского. Моноресурсный словарь заимствований предоставляет возможность более широкого охвата иноязычной лексики, функционирующей в языке-рецепторе.

 Словарь-справочник А.И. Воронкова, Л.П. Поняевой, Л.П. Поповой «Латинское наследие в русском языке» объединяет и описывает латинизмы.

 Заимствования из французского языка собраны в «Историческом словаре галлизмов русского языка» Н.И. Епишкина (2010). Тюркизмы (заимствования из тюркских языков) описаны Е.Н. Шиповой в 1976 году в «Словаре тюркизмов в русском языке». Заимствования из польского языка (полонизмы) собраны В. Витковским в «Новом словаре польских заимствований в русском языке» (2006).

 Полного словаря германизмов (в узком смысле – заимствования из немецкого языка) издано пока не было, за исключением электронных любительских словарей.

 На сегодняшний день практически нет лексикографических работ, посвященных англицизмам и представляющих собой попытку глубокого осмысления и систематизации накопленных знаний. Единственным исключением в этом смысле стал «Словарь англицизмов в избранных европейских языках», составленный на материале 16 языков, представляющих германскую, романскую и славянскую группы, под редакцией М. Герлаха [2].

 «Словари англицизмов» русского языка были составлены Т.В. Максимовой в 1998 году (50–90-е годы ХХ века), М.Ю. Семёновой в 2003 году (287 с.) и А.И. Дьяковым в 2010 году – «Словарь английских заимствований русского языка» (587 с.).

 Словарь 1998 года является неполным, в него не включены заимствования большого количества лексико-тематических групп, почти не представлены англицизмы из области экономики, науки и техники. Ввиду стремительного продвижения англицизмов в русскую речь неописанными остается большой пласт компьютерной лексики, которого не было в период составления словаря Т.В. Максимовой.

 Словарь 2003 года (более 1500 единиц), являясь более полным по объему конкурентом предыдущего труда, уделяет большое внимание сопоставительному анализу значений слова в принимающем языке и в языке-источнике, что является ценным качеством данного лексикографического произведения. Однако англицизмы, представленные в этом словаре, не отражают полной картины современного функционирования английских слов в русском языке, что связано отчасти с характером словаря, в котором упор делается на сопоставление значений заимствованного слова в языке-этимоне и языке-рецепторе.

 Словарь английских заимствований 2010 года является наиболее полным трудом с точки зрения неологической лексикографии, т. е. отражения языковых инноваций. Г.Н. Скляревская отмечала, что основная цель неографии – успеть за развитием языка, постараться как можно быстрее зафиксировать все новое, что появляется в языке. Дж. Свифт мечтал «установить и закрепить… язык навечно», но это невозможно. «В этом случае он не мог бы выполнять главного своего назначения – отражать меняющийся мир» [3]. Особенностью современной языковой ситуации в русском языке, как уже указывалось, является стремительность вхождения новой лексики, что выражается в том, что даже словарь 2010 года за сравнительно небольшой отрезок времени стал неполным. Новая электронная версия словаря, которая ждет своего издания, содержит уже более 15000 словарных статей по сравнению с 9000 словарных статей, представленных в предыдущем издании.

 Немаловажная особенность нашего новейшего словаря – его «антропоцентричность». Главная задача антропоцентрических словарей, как отмечает В.В. Морковкин, заключается в оказании помощи человеку, во-первых, в формировании языка как принадлежности сознания, а во-вторых, в эффективном использовании этого языка [4].

 Л.В. Щерба, отмечая важность антропоцентрического подхода к изучению языка, утверждал, что необходимо по-разному толковать единицы в зависимости от того, в какой лексикографический, а значит, и пользовательский контекст они погружены [5].

 Ю.Н. Караулов, указывая на необходимость антропоцентрического изучения языка, отмечает, что «нельзя понять сам по себе язык, не выйдя за его пределы, не обратившись к его творцу, носителю, пользователю – к человеку, к конкретной языковой личности» [6]. Отметив наличие двух тенденций в составлении словарей (создание системно-ориентированных и антропоориентированных словарей), ученый констатировал, что, «если мы в нашей науке неплохо представляем себе соотношение в парах “лексикография (словарь) и система языка”, “лексикография (словарь) и общество”, то проблема “лексикография (словарь) и человек” ждет своего исследования» [7].

 Среди исследований, посвященных антропоцентризму в лексикографии, внимания заслуживают труды отечественных лексикографов: Л.А. Новикова, В.Г. Гака, В.П. Беркова, П.Н. Денисова, В.И. Зимина, Е.В. Каламбет, Л.П. Крысина, Г.М. Мандриковой, В.В. Морковкина, Г.Н. Скляревской. Так, Е.В. Каламбет высказывает мысль о том, что «в силу специфики лексикографического текста, на равных функционируют понимание антропоцентризма как проявленности личности лексикографа в словаре и понимание антропоцентризма как ориентации на адресата при создании словаря [8].

 Г.М. Мандрикова утверждает, что «честь выдвижения антропоцентрического подхода к лексикографированию как осознанной альтернативы подходу традиционному, лингвоцентрическому, принадлежит В.В. Морковкину», который раскрыл основные положения антропоцентрически ориентированного лексикографирования, выделив его следующие характеристики.

 Во главе угла – человек и его языковое сознание, поэтому антропоцентрический словарь – словарь для человека, познающего и использующего язык. Задачей такого словаря является помощь в формировании языка как принадлежности сознания и в эффективном использовании языка. Словарь ориентирован на пользовательские запросы, являясь словарем точной адресации, в котором объектом описания являются лингвоцентрические и антропоцентрические единицы [9].

 По мнению В.В. Морковкина, «пользователь как бы заказывает лексикографу изготовление словаря с определенными свойствами точно так же, как, например, клиент заказывает портному костюм определенного качества и фасона» [10].

 Целевая аудитория настоящего словаря англицизмов – люди разных возрастов и из разных социальных пластов. Автор понимал, что в словарь должны быть включены как слова терминологического характера, обиходно-бытовая лексика, употребляемая в СМИ и в каждодневной речи, так и заимствования разнообразных жаргонов: офисного, рекламного, компьютерного, молодежного и т. п.

Наш словарь антропоцентричен в том смысле, что содержит большое количество прагматически значимых материалов, отражающих живые процессы, сопровождающие адаптирование, заимствование единиц разных уровней, в разных сферах общения, их грамматическое и деривационное «поведение» в русскоязычном общении, разнообразие их коннотативных приращений, в т. ч. идеологического порядка (слово penthouse в США ассоциируется с людьми среднего достатка, а в России – с элитой).

 При создании новых словарей активного типа, каковым является наш лексикографический труд, важно учитывать прагматический компонент. Как известно, в содержании слова (ЛЗ) выделяют денотативный и коннотативный компоненты.

 Сейчас коннотативный компонент нередко называют прагматическим, т. к. он воздействует на чувства, сознание адресата (но прагматическая информация идет от субъекта речи). Под прагматическим компонентом в лексикографическом аспекте понимается сумма коннотаций (социальных, культурных, этических, исторических, оценочных, эмотивных, ассоциативных), а также специфика семантики (т. е. особенности денотативной направленности) – все многочисленные, сопутствующие лексическому значению элементы (частично входящие в его структуру), которые в речевом акте несут информацию о статусах собеседников.

 Ю.Д. Апресян выделяет в содержании слова три вида прагматической информации, в которой проявляется отношение говорящего к: 1) действительности (ужас, холодрыга, красотища); 2) к содержанию сообщения (белиберда, шедеврально); 3) к собеседнику (оболтус, проныра) [11].

 Г.Н. Скляревская позже добавляет и прагматические высказывания (Грибов-то!). Она делит прагматический компонент на эксплицитный и имплицитный. Эксплицитный (коммуникативно-ситуативный) реализует в акте речи статусы субъекта и адресата речи – непосредственно выражает иллокутивную цель, т. е. указывает на то, в какое состояние намерен говорящий привести адресата.

 Эксплицитный прагматический компонент проявляется: 1) в словах-экспрессивах (звезданутый); 2) в лексических стяжениях (публичка); 3) усечениях (видик); 4) деминутивах (водичка) и их антиподах (толстуха); 5) метафорах, в т. ч. зооморфизмах (драная кошка).

 Имплицитный прагматический компонент связан с идеологическим компонентом, базирующимся на искаженных знаниях, истинах, навязанных, внушенных и пропагандируемых в конкретном социуме (десидент).

 В своих работах Г.Н. Скляревская перечисляет разновидности аспектов прагматического компонента: 1) социальный, проявляющийся в гендерных и возрастных различиях, статусных характеристиках субъекта речи; 2) культурный; 3) эстетический (использование тропов, фигур речи); 4) эмотивный; 5) ассоциативно-экспрессивный; 6) идеологический [12].

 Г.Н. Скляревская, говоря о словарях активного типа, утверждает, что прагматический компонент в них представлен подробно. Она сравнивает обычный толковый словарь, отражающий языковую картину мира в отвлеченности от человека и ориентированный на объективность ответа на вопрос – что скрывается за этим словом? – со словарем нового типа, в котором лингвистическая прагматика, изучающая языковой материал в связи с субъектом речи и отличающаяся адресованностью, обильно представлена. Цель словарной статьи – ответить на вопрос: как можно использовать слово или оборот речи?

 «Сущность лингвистической прагматики – неуловимое поведение языковых и неязыковых элементов в разнообразных и неустойчивых актах речи» [12]. По Г.Н. Скляревской, обычный толковый словарь «показывает закрытое множество элементов, прагматика же изучает практически неисчислимое и с трудом классифицируемое количество отношений». Она оперирует понятиями подтекста, пресуппозиции, импликатуры. Если толковый словарь ориентирован на реальность, то прагматика обращена к так называемому «возможному миру», связанному с уровнем взаимоотношений субъекта и адресата, условиями коммуникативного акта и т. п.

 Ориентируя указанное на лексикографию, можно сказать, что прагматический компонент в словаре – это такой типизированный, социально закрепленный и единый элемент содержания лексического значения, который в типовых речевых актах символизирует отношение говорящего к действительности, к содержанию сообщения, к адресату.

 Адресованность нашего словаря характеризуется большим количеством лексикографических дефиниций экономических, музыкальных, спортивных, технических, культурных, научных, военных, строительных и других терминов. Одновременно широко представлены англицизмы, употребляемые в различных профессиональных, общественных, возрастных и других группах: заимствования из компьютерного жаргона, из сленга автомобилистов, офисных работников, рыболовов, игроков в карты, музыкантов, дизайнеров, финансистов, молодежи и т. п. Это обычно экспрессивно и эмоционально окрашенная лексика разговорной речи, отклоняющаяся от принятой литературной языковой нормы, поэтому читателями словаря могут быть и домохозяйки, и школьники, и профессионалы в узкой сфере деятельности, а также ученые и общественные деятели.

 Большое количество отсылочных статей связано в основном с неустоявшимся графическим оформлением некоторых лексем, принцип инвариантности как цели и задачи серьезного лексикографического труда нарушается в нашем словаре из-за широкого охвата неассимилированной или слабо ассимилированной заимствованной лексики, функционирующей в русском языке, а также большой сленговой составляющей словаря.

 АФТЕРПАТИ1 (англ. afterparty – after после + party вечеринка), част. нескл. То же, что афтепати.

 Заметим, что не всегда единицей словаря является слово, часто в его состав включаются словосочетания (устойчивые и свободные), т. к. они также являются единицами заимствования. Обильное заимствование из какого-либо языка не ограничивается только номинативными единицами. Влияние картины мира, связанной с языком-донором, естественно, переносит в язык-реципиент элементы, части коммуникации в целом. Анализ только номинативных единиц (несмотря на то, что они преобладают) не позволяет глубоко внедриться в изучение социолингвистических, типологических и прагматических аспектов.

 В словарь включено около 1000 словосочетаний: аномальный свитч (англ. anamalous switch – anomalousаномальный + switch переключение), агрессивный портфель (англ. aggressive portfolio), акцептная корпорация «Дженерал Моторс» (англ. General Motors Acceptance Corporation), альтернативный сплайсинг (англ. alternative splicing), Американский план (англ. American plan), амортизация гудвилла (англ. goodwill amortization), аффилированная компания (англ. affiliated company – affiliate филиал) и др.

 Наш словарь включает и случаи межъязыковой омонимии:

 ТУЛУП (англ. toe loop – toe палец ноги + loop петля), част. спорт. Зубцовый прыжок в фигурном катании; удар производится зубцом левой ноги. Чаще всего этот прыжок используется в качестве второго в каскаде.

 В словаре имеются словарные статьи, описывающие номенклатурные заимствованные единицы: Баунти,СанрайзМилки Уэй и т. п.

 Словарь англицизмов предоставляет возможность включить многочисленные композиты, образованные в языке-доноре: маркетинг-технология, маркетинг-план, маркетинг-микс, маркетинг-кит, маркетинг-мененджмент, маркетинг-логистика, маркетинг-сервис, а также некоторые псевдоанглицизмы – слова, составленные из английских слов носителями другого языка, их появление связано с желанием потенциального читателя узнать значение «звучащего по-английски» слова, не вдаваясь в подробности его этимологии:

 ФУТДАБЛБОЛ (англ. footdoubleball двойной футбол), редк. спорт. Разновидность украинского футбола, в котором используются два мяча. Зародился в Киеве в 2007 году.

 Словарь содержит английские заимствования из разных лексико-тематических групп, например сфера «Артефакты» представлена группами: «Промышленная техника», «Связь», «Компьютер», «Быт», «Транспорт», «Оборона». Тематическая группа «Оборона» включает подгруппы: «Наименования старинного оружия и доспехов», «Наименования процессов и явлений», «Наименования приспособлений и механизмов», «Наименования типов оружия и их частей», «Наименования организаций, блоков и соединений», «Наименования веществ», «Наименования снарядов», «Наименования авиационных механизмов и приспособлений», «Наименования сооружений и устройств», «Наименования программ и оборонительных систем», «Наименования типов военных кораблей», «Наименования ракетных комплексов», «Наименования танков и бронетранспортеров», «Наименования марок самолетов», «Наименования марок вертолетов», «Наименования марок кораблей», «Наименования концернов».

 Наш труд включает многочисленные единицы молодежного жаргона, сопровождаемые контекстами и русскими словообразовательными производными:

 ГЕРЛА (англ. girl девочка), част. мол. сленг. Девушка. ГерленокГерлицаГерлухаГерлушкаГерлышка.Некоторые диалектически настроенные герлышки в такие дни шутят…

 Словарь оперативно реагирует на появление новых западных явлений и предметов в жизни русскоязычного человека:

 АНТИЭЙДЖИЗМ (англ. antiagism), част. соц. 1. Движение за возрастное равноправие. 2. Отрицание старения. Кстати, оборотной стороной эйджизма становится антиэйджизм, когда с помощью фармакологии, пластической хирургии и биотехнологий скрываются следы старения.

 ГАРЛЕМ ШЕЙК (англ. Harlem shake – Harlem район Нью-Йорка + to shake трястись), част. муз. 1. Интернет-мем, возникший в результате набравшего высокую популярность ролика, выложенного 2 февраля 2013 года на YouTube и являющегося пародией на видео, снятое японским видеоблогером Filthy Frank. По данным на 13 февраля 2013 года, суммарное количество просмотров роликов превышает десятки миллионов. 2. Танец под музыку сингла «Harlem Shake», суть которого заключается в том, что во вступительные 14–15 секунд танцует один человек в головном уборе, тем временем другие люди заняты своими делами. Затем все люди в костюмах или почти голые танцуют или совершают хаотичные движения, принимая необычные позы или делая эротичные движения задом.

 В словаре представлены не только заимствованные существительные, но и прилагательные, и глаголы, которые нельзя назвать русскими производными, потому что семантическая наполняемость английского и русского слов идентична:

 ЯНГОВЫЙ (англ. young молодой), редк. мол. сленг. Молодой, неопытный. Ну, чё ты быкуешь, оленьянговый! ЯнговкаЯнговочка.

 ДИАЛИТЬ (англ. to dial звонить), част. мол. сленг. Набирать номер телефона или код программы. Всем своим сомневающимся дал отбой и давай Викторычу диалить.

 В словарь включены малочисленные примеры калькированных словосочетаний, употребляемых в речи современных молодых людей.

 РЕФРИЖЕРАТОРНОЕ ПРАВО (англ. refrigerator rights – refrigerator холодильник + rights права), редк. общ. Право залезать в холодильник без спроса – синоним очень близких отношений. Мы с ней уже шесть месяцев живем, я даже рефрижераторным правом обладаю!

 Невозможность отобразить все кальки с английского языка, которые являются полноценными англицизмами, связана с объемными параметрами словаря – словарь калькированных англицизмов ждет своего автора.

 Только моноресурсный словарь может позволить себе словарные статьи, посвященные, к примеру, разновидностям музыкального жанра «нойз»: пауэр-нойз, пуре-нойз, дроун-нойз, ритм-нойз, радионойз. В существующих словарях иностранных слов нет даже словарной статьи, посвященной стилю нойз.

 Что касается микроструктуры словаря, то она отличается большим охватом исконной и приобретенной полисемии англицизмов, наличием русских словообразовательных дериватов, микро- и макроконтекстов, энциклопедическим характером большинства статей.

 Этимологическая справка, данная в словарной статье, позволяет с уверенностью отнести заимствование к англицизму, несмотря на ошибочное мнение составителей некоторых полиресурсных словарей иностранных слов об их принадлежности к латинизмам или грецизмам.

 ТАЛИЙ (англ. thalium – греч. thallos зеленая ветка), хим. Химический элемент, мягкий металл серебристо-белого цвета с голубоватым оттенком, открытый спектральным методом в 1861 году английским ученымУильямом Круксом…

 РОДИЙ (англ. rhodium – греч. rhodon роза), хим. Химический элемент группы платиновых металлов, назван английским химиком Уильямом Гайдом Волластоном…

 КАЛЬЦИЙ (англ. calcium – лат. calx (calcis) известняк; мягкий камень), част. хим. Химический элемент, открытый и названный английским физиком Хэмфри Дэви в 1808 году…

 Таким образом, моноресурсный словарь иноязычных заимствований, обладая большими возможностями для толкования слов и включения в него профессиональной, жаргонной и другой лексики, является словарем активного типа, отвечающим современным требованиям антропоцентрического направления лексикографии.

 Работа над словарем продолжается, и она может привести к тематическому представлению англоязычных заимствований, что отразится на большей актуализации «пользовательских контекстов», т. е. на прагматической, а значит, и антропоцентрической значимости словаря. Познакомиться с электронной версией словаря можно в сети Интернет [13].

 Электронная версия словаря содержит как устаревшие заимствования, так и новейшие англицизмы, которые стали популярными в 2014 году, предоставляет возможность автору добавлять, исправлять и уточнять информацию в словарных статьях.

 

 

 Список литературы

 

  1. Дубичинский В.В. Лексикография русского языка: учеб. пособие. М., 2008. С. 46.
  2. Семёнова М.Ю. Принципы изучения лексики англоязычного происхождения в современном русском языке: к проблеме составления словаря англицизмов: дис. ... канд. филолог. наук. Ростов-на-Дону, 2007. С. 24.
  3. Скляревская Г.Н. Толковый словарь русского языка конца XX столетия: Языковые изменения конца XX столетия. СПб., 1998. – С. 167.
  4. Морковкин В.В. Антропоцентрический versus лингвоцентрический подход к лексиграфированию // Национальная специфика языка и ее отражение в нормативном словаре. М., 1988. С. 131–136.
  5. Щерба Л.В. Опыт общей теории лексикографии // Языковая система и речевая деятельность. – Л., 1974. С. 265–304.
  6. 6.      Караулов Ю.Н. Современное состояние и тенденции развития русской лексикографии // Советская лексикография. М., 1988. С. 71.
  7. 7.      Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987. 56 с. 
  8. Каламбет Е.В. Проявления антропоцентризма в современной отечественной лексикографии (на материале лингвистических словарей. Краснодар, 2007. 68 с.
  9. Мандрикова Г.М. Таронимия как лингвистический объект: моногр. Новосибирск, 2011. 89 с.
  10. Морковкин В.В., Морковкина А.В. Русские агнонимы (слова, которые мы не знаем). – М.: Астрель, 1997. – С. 312.
  11. Апресян Ю.Д. Интегральное описание языка и толковый словарь// ВЯ. 1986. № 2; Он же. Некоторые следствия из единой модели языка для машинных фондов // Машинный фонд русского языка: Идеи и суждения. М., 1986. - С. 43.
  12. Скляревская Г.Н. Новый академический словарь: объект, типологические признаки, место в системе русской лексикографии // Очередные задачи русской академической лексикографии. СПб., 1995. – С 15 – 23.
  13. Дьяков А.И. Словарь англицизмов русского языка. URL: http://anglicismdictionary.dishman.ru/ (дата обращения: 12.01.2015)


^ Наверх